Настины процедуры

 ПоркаПервую свою настоящую порку я получил не от родителей. Дело было в деревне, неподалёку от Москвы. Мать моя часто уезжала в командировки и летом меня отправляла к подруге с которой вместе работала. У неё был сын Мишка, мой друг, а присматривала за нами его старшая сестра Наташа. Нам с Мишкой было лет по шестнадцать или семнадцать, а сестра была на четыре года старше.

Отцов у нас не было, точнее мой погиб в автокатастрофе, не справившись с управлением зимой, а у Мишки отец был, но с ними не жил, но хорошо помогал материально. Наташка хорошая, симпатичная, очень добрая девчонка, как раз закончила школу и поступала в институт, вместе с подругой Настей, жившей в соседнем доме и была старше Наташки на пару лет.

 В Настю я был просто влюблён, такая красивая и ладная… Правда характер непростой, часто командовала нами всеми.

Как то с утра, девчонки уехали в Москву. То ли экзамен у них был, то ли ещё чего то в институте, обещали вернуться к вечеру, Наташка просила вести нас хорошо, жрачка в холодильнике и всё такое. Ну мы и повели себя…хорошо, в общем решили оторваться и выпить, ну а до вечера времени много, пока ещё девчонки из Москвы вернутся. Пошли в магазин, там Мишка попросил знакомого алкаша, купить бутылку какого нибудь портвейна, налили мы ему за это дело сто грамм к обоюдному удовольствию.

И пошли к дому, бутылку закупорив, Мишка предусмотрительно положил в пакет, а пакет в сумку авоську, во избежание любопытных глаз. Проходя мимо дома тёти Гали, мы увидели гуляющих кур, на просёлочной дороге, между домами с той и с другой стороны.

— Слушай, а давай курицу поймаем и зажарим под винцо?- Сказал Мишка — А ты не боишься, вдруг увидит кто? — А в нашей половине деревни сейчас нет никого. Тётя Галя с Маринкой уехали в посёлок зеленью торговать и чем то ещё, Зойку младшую, наверняка к Бутусовым отвели, Рыжовых тоже нет, Настька с Наташкой уехали, Настькины родители в отпуске на югах, никого, бери кирпич, вот в эту рыженькую, что поближе, одновременно.

— Оглянулись, никого не видно, кинули. Я попал и так удачно, что она почти и не трепыхалась, Мишка подскочил к ней схватил и мы побежали. Развели костёр за огородом, ближе к реке ощипывали аккуратно в ямку, спецом вырытую. Закопали, остатки перьев и пуха опалили и поставили жарить, костёр уже почти прогорел. Не смотря на это, она местами обгорела, но разве это горе? Мишка принёс два стопарика и мы выпили граммов по сто набросившись на курицу. И вдруг.

— Ребята, Вы где?- Наташка. Мишка схватил стаканы, бутылку и мигом спрятал их в кусты. Показалась Наташа. — А у нас всё отменили, хорошо со станции позвонили в институт.

Ребят, а что вы здесь делаете?- Посмотрела на догорающий костёр, недоеденную курицу, потом на нас.

— А откуда курица?- Мишка не растерялся — Наташ, мы вышли из дома, я смотрю, в огороде, в морковке копается эта уродина, я взял камень и хотел прогнать, а попал в неё, ну и убил случайно, а ты не хочешь курочки?

— А ну ка подойди поближе, дыхни?- Заподозрив неладное, спросила Наташа.

— Так, всё ясно, сейчас будем разбираться.

— Она пошла к забору к Настиному дому. — Настяяя? — Что тебе? — Зайди, у нас тут случилось кое что. — Иду Пришла Настя.

— Смотри Насть, пришла, а тут вон что творится, они пьяные, курица какая то- Наташка заплакала.

И тут раздался голос тёти Гали — Где эти паршивцы, я сейчас к участковому пойду- Появилась тётя Галя, держа за руку Зойку.

— Вот. Она всё видела. Камнями закидали, прямо у нашего дома, мою любимицу, пойду к участковому, пусть их посодют, воры в деревне завелись. Кричала она, негодующе глядя на нас с Мишкой..

— Тётя Галь не надо к участковому. Сколько она стоит? Я вам деньги дам и пять рублей ещё сверху- Упрашивала её Наташа, вся в слезах.

— Деньги с вас и так возьмут, а зло должно быть наказано.

Нет, только к участковому — Не унималась противная тётка.

— Тётя Галь, не надо к участковому, мы и деньги отдадим и накажем сами, как наказать сами придумайте.

— Розгами, а как же ещё? По пятьдесят каждому и то мало будет, убивцы, любимицу мою…

— Тут тётка пустила слезу, курицу ей стало жалко, а нас ну нисколечки. Настя подошла к ней и отвела в сторону о чём то стала говорить.

Наконец то ушла со словами — Хорошо, через час, в шесть часов приду, без меня не начинайте, если слабо выпорите, пойду к участковому.

— Ну вот договорилась Сказала Настя — Пятьдесят раз ремнём и десять розгами, еле уговорила.

Пятьдесят розгами, это слишком круто. — Ты бить будешь?- Наташка испугалась.

— Насть, ну пожалуйста… — Так, понятно, вся самая тяжёлая работа на меня. Ну ребята держитесь, вряд ли сидеть сможете, пощады не ждите, да и хотела бы полегче, да тётка вредная всё равно не даст.

— Мишка поник, а я хоть и не просёк предстоящее до конца, остался в принципе доволен, что мне по голой попе будет такая деваха бить, моё мужское достоинство при мысли об этом нешуточно возбуждалось. Мы сидели в комнате и ждали тётю Галю. Настя сходила домой и принесла верёвки, какую то специальную небольшую лавочку, сверху она была неширокой, а к низу заметно расширялась, для устойчивости. Понятно, что надо было перевалиться через неё, при этом коленки будут отоставлены немного назад, И если человек с ремнём становился, чтобы пороть между ног, то и попа и ляжки были бы, как на ладони. Ремень принесла тоже не простой, а довольно толстый и широкий, на деревянной ручке. Было очевидно, что таким ремнём мало не покажется и среди аксессуаров ещё несколько прутьев было.

Пришла тётя Галя, за руку привела с собой старшую дочку Маринку, нашу с Мишкой ровесницу, они с Мишкой и учились в одном классе, ничего девчонка тоже симпотная. Маринка смущалась до ужаса, однако на мой взгляд ей было очень интересно посмотреть, как нас с Мишкой будут пороть.

— Я её специально привела и им стыднее будет и ей наука каково это по настоящему поротой быть. А то я её так, стегану пару раз и отпускаю, правда было бы за что, давно бы своё получила.

Только девочки говорю сразу, если их пожалеете, я тут же к участковому- Не унималась она.

— Миш, ну иди, ты первый — Сказала Настя, Мишка весь покраснел. — Трусы снимать не буду — А ну хватит препираться и вперёд, ложись через скамейку лицом к окну, чтобы задницу твою все видели.

— Мишка неохотно подошёл, спустил штаны и оставшись в плавках, лёг через скамейку. Настя взяла верёвки и связала сначала руки у запястий, потом ноги, потом привязала за спину к скамейке и спустила плавки до колен. Мишка, конечно пытался протестовать, но Настя не обращая на недовольство ни малейшего внимания перешагнула через него одной ногой и взяв ремень, приготовилась. Белая Мишкина задница и более загоревшие ляжки открывались для неё очень удобно.

Настя была в обтягивающих фигуру, вроде как лосинах (я не очень силён в женской одежде) и майке на выпуск, по-моему без лифчика и каждая её мышца, была при движении видна. Волосы обычно распущенные, она собрала сзади резинкой, очевидно чтобы не мешали. Она размахнулась с силой и опустила руку с ремнём на Мишкину многострадальную попу, раздался звонкий шлепок. Мишка вскрикнул. — Ой. Больно!

— Раз- Ответила Настя и тут же нанесла удар по второй половинке. Большая грудь её при этом подпрыгивала, в такт ударам, ногами она сжимала Мишку по бокам где то в районе талии, чуть чуть нагибаясь при ударах, что бы ремень бил плашмя по Мишкиной заднице. Она его не просто била, а правильнее сказать неторопливо стегала. С каждым взмахом, ремень как бы прилипал к жопе, отпечатывая каждый удар и после десятого, она стала прямо таки пунцовой. Я сидел и наблюдал, мне было и страшно и всё таки очень хотелось пойти под Настю, такая она была вся из себя красивая. Мишка орал. — Ой. Больно!

Не буду больше, не надо, ой, тётя Галя простите. Уйяя. Настя была неумолима, что то приговаривая ему о вреде воровства и пьянства. После где то двадцать пятого удара жопа Мишки местами сильно посинела и он стал вырываться, настолько видимо невтерпёж от боли было. Настя уже с трудом удерживала его. Наконец она попросила Марину и Наташу подержать ему ноги и руки и спросила тетю Галю? — Ну что тётя Галь, нормально я луплю?

— Во- тётя Галя показала большой поднятый вверх палец. — У меня бы так не получилось. Даже смотреть на него больно, только не снижай темпа, пусть хорошенько прочувствуют, каково это, воровать.

— Честно говоря, я бы им ещё и за Наташкины слёзы всыпала. Нашли кого доводить, ну я с вас за это отдельно ещё, потом спрошу.- Сказала Настя. Она тоже раскраснелась, видимо от усердия и частенько сдувала не попавшие под резинку волосы с лица. На её ладненькую, всю обтянутую одеждой фигурку было любо-дорого смотреть. Она продолжила. Мишка уже не сопротивлялся, не будучи в состоянии даже пошевелиться и только орал, а по лицу текли слёзы. Девчонки крепко держали его. К пятидесятому удару задница была вся, красно-синей, с фиолетовыми разводами.

Настя перестала лупить. Перешагнула через Мишку, положила ремень и взяла розгу.

— Марина, чуть в сторону, сечь розгой буду с боку. Маринка легла на пол навалившись на Мишкины ноги и положив голову на локоть приготовилась смотреть, что будет дальше. Настя размахнулась и розга со свистом ударила по ляжкам.

Мишка взвыл. -Уйяяяяя-

-Чего, не нравится Мишенька?- Спросила Настя.

-Познакомься,познакомься поближе, это розга, она тебя будет учить примерному поведению- — Уууу.

Как больно. УУУУУ.

Не надо. Не буду. УУУУУ — Голос его срывался на фальцет.

— Пять. Шесть- Отсчитывала Настя. На попе стали вздуваться рубцы от розги. — Не воруй. Не пей. Семь. Восемь.- -Ууууй. Не буду. Не буууудуууу.- — Девять. Десять.

Всё.- Следующий готовься. Миш, а может теперь в трусах продолжим? — С ехидцей в голосе спросила Настя. — Ты же хотел в трусах?

— Мишка не ответил, его развязали. Он встал. Всхлипывая и уже не очень то кого то стесняясь схватился не за трусы, а за попу. Потом опомнившись натянул и плавки и треники. И пошёл в соседнюю комнату, шмыгая носом и рыдая навзрыд.

— Саша вперёд. — Видя, что я медлю. — Или тебя силком тащить на процедуры? С угрозой в голосе спросила Настя. Я встал, подошёл к скамеечке, перевалился через неё и уже лёжа стащил с себя и тренировочные и трусы, Наташа мне помогла спустить одежду пониже. Я надеялся показать себя героем и не только не заплакать, но и перенести экзекуцию молча. Двойственное чувство страха и то, что сейчас мной займётся Настя меня не покидало. Мой член отреагировал и вскочил. Думаю, этого никто не заметил. Настя тем временем меня привязала, крепко, как положено. — Девчонки, держите его.-

— Саш, а помнишь я тебя обещала на днях отлупить, ну так вот. Поехали

— И нанесла первый удар. Шлепка я не услышал, так как от жгучей боли потемнело в глазах и наверное заложило уши, не успев отойти от первого, как почувствовал следующий. Настины ноги обхватывали мою талию, я чувствовал телом, как они напрягаются перед ударом. Где то после пятого раза я понял, что был слишком наивен и героя из меня не получится, но я не кричал сначала, а только поойкивал, хотя лупила меня она не слабее, чем Мишку. Приговаривая: — Получай, получай, вот тебе. Я вам покажу как воровать, врать и пить. Вот тебе- В конце концов когда счёт приблизился к двадцати, я взмолился, как и Мишка. Просил я Настю и тётю Галю, но они меня как будто не слышали.

Вырываться было бесполезно. Верёвки и девчонки меня крепко держали. Задница была в полном Настином распоряжении и не просто горела, а пылала и щипала так, как будто меня посадили на раскалённую сковородку, а каждый новый удар, был как ложка кипящего масла на неё. Наконец с ремнём было закончено и наступило время для моего знакомства с розгой.

ПоркаНу тут уже я не стеснялся и заорал вовсю, рыдая. Не знаю даже когда, но вдруг всё кончилось, Настя переступила через меня и стала отвязывать верёвки, девчонки меня отпустили. Я встал и стал натягивать трусы и треники, а Настя стоявшая ко мне спереди удивлённо на меня смотрела. Не смотря ни на что, у меня стоял. Я очень смутился и убежал в другую комнату. Мишка похоже, здорово обиделся на всех кто принимал участие в экзекуции, он почти не разговаривал ни с кем и ночевать мы пошли не в дом, а на сеновал. Мишка уснул быстро, а я всё не мог, саднило задницу, вспоминалась порка и Настя.

Вдруг дверь в сеновал скрипнула и я услышал голоса, Наташки и Насти. — Ты куда?- Спрашивала Наташа. — Пожалеть. Досталось то им не слабо, но у Мишки есть ты, а у Сашки здесь никого.

— Ой смотри Настя, они же мальчишки ещё совсем — Да нет, я правда пожалею только. Наташка ушла, а Настя подошла ко мне и легла рядом.

— Болит? — Спросила она.

— Болит.

— Она протянула руку и погладила меня по попе очень нежно. Потом легла чуть повыше, распахнула халат и мою голову притянула к своей груди, лифчика не было, я обомлел утонув в ней. Вдруг Настя всем телом прижалась ко мне и обняла крепко-крепко. Это настолько напоминало мать, что я почувствовал себя совсем маленьким, а Настю родной, но плюс к этому в ней было и что то ещё, прекрасное и необъяснимое. Я не выдержал и расплакался, наверное от избытка чувств, Настя взяла полу халата и вытерла мне ею слёзы.

-Ну что ты, что ты, родненький? Всё уже позади, не надо плакать — Прошептала она и прижалась ко мне ещё сильней.

Понемногу я успокоился и сам обнял её, почувствовал, как она задрожала всем телом, правда тогда я не понимал почему. А она вдруг взяла и переменила позу, чуть сползла и впилась в мои губы и тут я почувствовал на губах её язычок, она быстро-быстро водила им по моим губам из стороны в сторону. Господи, я даже не знал раньше какое это наслаждение.

У меня тут же вскочил член и она, почувствовав это, взяла и залезла ко мне в трусы одной рукой и стала с ним что то делать, не прекращая работать языком, вторая рука удерживала мою голову, как будто я собирался сопротивляться. Так продолжалось недолго, такой кайф…?. И тут я почувствовал, что сейчас у меня польётся, она же испачкается, Я хотел отодвинуться, но не успел и кончил. Она тихонько засмеялась.

— Ну как Сашулька, тебе понравилось? Если ты вдруг почувствуешь, что хочешь опять украсть курочку, ты приди сразу ко мне и я тебя вылечу, ремешком. Ты думаешь я не возбудилась от ваших с Мишкой попок? Ещё как. А потом пожалею, также, а может и получше. — В общем, в конце концов, я к ней пришёл и мы получили, она своё, а я своё.

Так Настя стала моей первой женщиной.

Секс Досуг